ellssa
Важно совсем не то, что пишут на заборах. Заборы и существуют для того, чтобы на них писали непристойности.(с) И.Порошин
Причесываю тексты с летней ФБ. Забавное наблюдение: я очень люблю позитивные вещи и оптимистичные вещи, но 80% написанных текстов про крайне неприятных людей. )) Не уверена, что я бы сама стала читать про таких. )

Название: Логика
Персонажи: Джон Пэрротт, ОМП
Примечание: Чемпионом стал РОС


Под вечер в пабе всегда становилось людно. Бармен Рамиль, пакистанец лет сорока, не помнил ни одного вечера без клиентов или очереди к двум снукерным столам. Разве что пару лет назад, когда кто-то позвонил в полицейский участок и сказал, что заминировал больницу в соседнем квартале. Но даже тогда несколько человек, устроившись с пивом возле окна, с интересом наблюдали за машинами скорой помощи, которые дежурили как раз под окнами паба. Минирование оказалось шуткой. А разве кто-то сомневался? У них тут в Шеффилде не Лондон, чтобы что-то подрывать.

Рамиль поправил бокалы под пивным бочонком так, чтобы они все стояли ручками вправо, и бросил привычный взгляд на стойку. Один клиент, еще довольно молодой, в вылинявшей джинсе, сидел, уставившись в стакан виски, второй, полностью седой, низкий и очень плотный, — в спортивную газету с обзором игрового дня Премьер Лиги. Второго Рамиль знал по имени. Джон Пэрротт каждый год появлялся в их пабе в конце апреля, приходил ежедневно недели две подряд и исчезал до следующего года.

Пэрротт не обращал ни на кого внимания. Посмотреть матч «Ливерпуля» днем в гостинице не удалось, поэтому приходилось наверстывать текстовым описанием. И хотя результат был выдан еще в броском заголовке, Пэрротт продолжал внимательно вчитываться в каждую строчку. Очередной провал Далглиша на тренерском месте, первое поражение на «Энфилде» от «Вест Брома» с 1967 года, 7 набранных очков за 10 матчей, гол Одемвигие и полная беспомощность «красных» у ворот соперника. Возможно, завтра по дороге в «Крусибл» стоило зайти в букмекерскую контору и поставить пару фунтов на то, что после завершения сезона Далглиша уволят. Или не тратить на это время, потому что коэффициент на это вряд ли будет очень высок.

— О! Мистер Пэрротт!
Пэрротт дочитал предложение до конца и только тогда поднял голову. Такие восклицания он слышал постоянно, в какое бы место ни заносила его судьба.
— Можно я закажу вам пива? — не дожидаясь ответа, парень с лицом Спока из «Стар Трека» махнул бармену рукой.
— Вы ведь не против, да, не против? Я этот паб отлично знаю, меня еще сюда отец брал, — повертевшись на месте, парень заказал пива и себе. — Слушайте, мистер Пэрротт, а вы, правда, никогда не обсуждаете со Стивом Дэвисом финал восемьдесят девятого? А правда, что бибисишники дают вам уже написанные тексты и запрещают говорить про игроков плохое? А вы я вижу футболом увлекаетесь? «Ливерпуль», правильно? И я смотрю, когда не играю в снукер конечно.

Не торопясь отвечать, Пэрротт разглядывал парня. Действительно, лицо как у Спока. Только более длинное, более худое, с более скошенным лбом и выдающимся вперед носом — все это превращало узнаваемые черты в карикатуру. На плечах непоседливого юноши болталась ветровка явно с чужого плеча. В руке он держал кий и вместо того, чтобы оставить его на держателе у стены, старался выставить всем напоказ. Слишком частые кивки окружающим должны были показать Пэрротту, что он тут завсегдатай и всех знает, а старым знакомым — что вот он, сидит рядом с чемпионом мира, посмотрите. Не самый редкий тип человека. Тактичен же парень был как среднестатистический фанат, купивший кумиру выпивки и считающий, что теперь можно спрашивать обо всем на свете.

— А вам понравился этот сезон? Почти тридцать турниров, это нечто! У нас и близко такого никогда не было! То шесть, то десять, ну дюжина была, а тридцати никогда не было! А на кого бы вы поставили в чемпионате мира? На Селби, да? Или Робертсона? Или выиграет Трамп, вот было бы круто!

Парень, наконец, замолчал. В его взгляде, обращенном на Пэррота, читалась готовность во что бы то ни стало добиться ответа. Видимо, вопрос ставок его действительно интересовал. Пэрротт сложил газету. Сгиб пришелся точнехонько по шее Далглиша, фотографией которого снабдили статью. Интересно, дотерпят хозяева «Ливерпуля» до конца сезона или нет?

— В мой второй год в профессиональном туре… Это был 1989 год, сезон 1988-1989, — неторопливо начал Пэрротт, беря в руки кружку лагера и начиная методично допивать из нее пиво глоток за глотком, — у нас было почти двадцать турниров. Для меня тот сезон был довольно успешным. Я вышел в финал трех турниров и выиграл один. Меня считали одним из фаворитов перед чемпионатом мира. — Пиво еще оставалось на дне, но Пэрротт решил его оставить. Он отодвинул от себя кружку. — А потом я проиграл в финале Дэвису 18-3, и был рад, когда все, наконец, закончилось.
Кинув на стойку купюру, Пэрротт коротко попрощался и вышел. Работа завтра начиналась с раннего утра.

Парень посмотрел круглыми глазами на Рамиля.
— Ты понял, да? Нет, ты понял? Он мне сказал! Он же мне все сказал! Не прямо, конечно, наверное, какие-то правила запрещают, но я все понял. Надо просто глянуть, кто в этом сезоне почти ничего не выиграл и ставить на него. У Селби сколько? Три победы и один финал. У Робертсона тоже. И у Трампа. Нет у Трампа два финала. Три победы и два финала. У Салливана еще хуже. Четыре победы и два финала. Или один. Или два. Нет, точно два. Этому на чемпионате мира вообще ничего не светит! То есть Селби отпадает, и Робертсон, и Трамп, и Салливан... А кто же остается?
Несколько раз хлопнув ресницами, парень еще больше округлил глаза. Рамилю показалось, что еще чуть-чуть, и они выкатятся из орбит.
— Мерфи! Точняк Мерфи! — подскочив со стула, парень кинулся к снукерным столам, забыв заплатить за свое пиво. — Ребята, вы слышали? — он кричал так, что услышали его не только ребята, а все посетители паба. — Мне Джон Пэрротт только что сказал, что на чемпионате мира победит Шон Мерфи!
Хмыкнув, Рамиль снова принялся выравнивать все кружки под бочонком ручками вправо.

@темы: снукерные сказки