Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:45 

ellssa
Важно совсем не то, что пишут на заборах. Заборы и существуют для того, чтобы на них писали непристойности.(с) И.Порошин
Пишет корреспондент ВВС. Статья этого года.

Неужели конец «Вихря» близок? - перевод

Его называют «Вихрь». Но один из самых грозных снукерных ветров слишком долго остужал пыл своих болельщиков.

Когда-то Джимми Уайт заставлял восхищаться своей непринужденной манерой игры и невероятной врожденной способностью класть любые шары в лузы.

Но его воскресный проигрыш 6-1 Мэттью Стивенсу на «своем» Уэмбли являл собой жалкое зрелище.

Когда спортсмен, пользовавшийся невероятной популярностью, сидел в своем кресле, одинокий и обессиленный, казалось, что мы присутствуем при начале заката его карьеры.

Конечно, Джимми скажет по-другому. Он скажет: я – шестикратный серебряный призер Чемпионатов мира, и я все еще способен выиграть «золото» в Шеффилде.

Он обманывает себя. Сейчас в рейтинге он находится на 56 месте и может оказаться перед унылой перспективой ехать в Престатин – родной дом для квалификаций на многие труниры.

Там он встретится с малоизвестными оппонентами и будет играть в жутких «палатах» - узеньких комнатках, где помещается только маленький стол и оба игрока.

Так не должно быть.

Уайт гарантированно займет место в снукерном фольклоре благодаря своим оригинальным выходкам, которыми радовал нас на протяжении всей своей карьеры.

Я подозреваю, что сам не раз оказывался среди тех, кто попадался на уловки Джимми.
Однажды он согласился поговорить со мной по телефону в условленное время (мы назначали интервью в четвертый раз). Когда я позвонил, он сказал, что садится в самолет. Позже я узнал, что он был в Брикстоне.

Еще говорят, что иногда „Вихрь” отвечает на мобильный звонок, меняя акцент и притворяясь кем-то другим.

Когда его уговаривали в конце-концов подписать контракт на написание его биографии, он пошел в туалет, вылез в окно и был таков.

Что бы это нибыло - озорство или нежелание связвывать себя каки-либо обязательствами или просто необходимость оставаться собой – не признать колоритность его характера невозможно.

Несмотря на его эксцентричность, брать у него интервью одно удовольствие – порой за минуту он успевает наговорить больше, чем некоторые сказать за час.

Еще он очень уважаем.

Несколько лет назад одного из бывших чемпионов, своенравного Алекса «Урагана» Хиггинса попросили назвать тройку лучших игроков всех времен.

- Третий - Ронни, второй – Джимми, первый – «Ураган», - ответил Хиггинс без тени иронии.

Кроме всего прочего, подобные мысли о закате карьеры Уайта заставляют тревожится за снукер в целом. После ухода Хиггинса эстафетная палочка народной любви перешла к Уайту, затем к Ронни О’Салливану и Полу Хантеру.

Но сейчас Уайт похож лишь на свою тень, Хантер трагически потерян для игры, а Ронни может оставить снукер в любую минуту. И все это вызывает глубокое беспокойство.

Стив Девис гворит, что Уайту следует сконцентрировать свои усилия на попадание на ЧМ в апреле.

Это хороший совет от того, кто знает о чем говорит. А «вихрь» заслужил еще один шанс, чтобы снова радовать снукерную общественность свои присутствием.

Но еще его называют «Народным Чемпионом», и если он хочет им остаться, ему следует знать, когда принять правильное решение, даже если принять его очень трудно

Is the end near for Whirlwind?

They call him The Whirlwind. But one of snooker’s biggest draws has been blowing cold for too long.
Jimmy White used to have the swagger of a natural-born thriller, a man who drew gasps with his dashing style and outrageous potting ability.

But his 6-1 drubbing by Matthew Stevens in the wildcard round of the Masters on Sunday at his local Wembley venue was a sorry sight.

To see him sitting forlorn, powerless, in his chair was to witness a hugely popular sportsman in danger of terminal decline.

Jimmy will tell you otherwise. Six times a World Championship runner-up, he still says he can win the big one in Sheffield.

He is deluding himself. White is provisionally ranked 56 and facing the prospect of further bleak trips to Prestatyn, the home of qualifying for major tournaments.

There, he will face little-known opponents in the dreaded ‘cubicles’ – narrow spaces just big enough to fit a small table and some elbow room.

It should not be thus.

White’s place in snooker folklore is assured. A lifetime of ducking and diving have helped make him one of the sport’s genuine personalities.

I am among, I suspect, many who have been given the runaround by him before.

He once agreed to speak to me over the phone at an agreed time (it was the fourth time we’d arranged the chat).

When I called, Jimmy said he was getting on a plane. Yet I later learned he was in Brixton.

Others tell of the Whirlwind answering his mobile, and then changing his accent and pretending to be someone else.

He was once set to finally sign a contract for a biography of his life, went to the toilet, and climbed out of the window and disappeared.

Whether it is an air of mischief, a reluctance to commit, or just the need to be his own man, he has been a colourful character.

Despite his eccentricities, he is an eloquent and polite interviewee once pinned down, saying more of substance in a minute than some do in an hour.

He also has respect.

On a night with the wayward former world champion Alex ‘Hurricane’ Higgins a couple of years ago, Higgins was asked to name his top three players of all-time.

“Three – Ronnie. Two – Jimmy. One – The Hurricane,” said Higgins, without a trace of irony.

And therein lies the worry for snooker as a whole. When Higgins left the scene, the baton of crowd-pleasing was largely passed on to White, then Ronnie O’Sullivan and Paul Hunter.

With White now a shadow of his best, Hunter tragically lost to the game, and the Rocket likely to go off at any minute, snooker should be deeply concerned.

Steve Davis, a peer of White’s, suggests he should knuckle down and make a concerted effort ahead of the World Championship at the Crucible in April.

It is sound advice from one who knows, and the Whirlwind deserves another chance to shoot the breeze.

But they call him the People’s Champion, and if he wants to stay that way, he should know when to do the decent thing, if things don’t work out.

@темы: снукер, статьи, перевод

URL
Комментарии
2007-03-11 в 11:23 

Lestat.
Ангел Венеры
Чесно скажу, Уайта не лю, но незззя ему никуда уходить!!!

2007-03-11 в 12:35 

ellssa
Важно совсем не то, что пишут на заборах. Заборы и существуют для того, чтобы на них писали непристойности.(с) И.Порошин
Lestat.

Не лю как игрока или просто не нравится?

URL
2007-03-11 в 23:18 

Ангел Венеры
ellssa

Ну и так и так) Он то очень медлительный, то ну ооочень суетливый))

   

Комната отдыха

главная